пятница

Про скандал вокруг ЛИБОР

Глобальный экономический кризис в финансовом секторе США породил несколько крупных "волн", который как цунами прошли по экономике многих стран нашей планеты. Каждая из этих "волн" сопровождалась звучными событиями и крупными скандалами в мировом финансовом секторе. Одним из таких событий стал скандал вокруг ЛИБОР.

Весной 2011 года Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) США начала проводить расследование по выявленным признакам финансового мошенничества с двумя средними процентными ставками по межбанковским кредитам LIBOR и EURIBOR. Позднее к расследованию подключились правительства ЕС, Соединенного Королевства и Японии. В общей сложности следствие затронуло более 20 крупных банков, в том числе Barclays, Citigroup, UBS, RBS, JP Morgan, HSBC, Deutsche Bank,  Credit Suisse и другие.

Следствие утверждало о том, что крупные банки вступили в сговор в части замалчивания их стоимости фондирования, чтобы выглядеть более здоровыми, чем они были на самом деле во время финансового кризиса четырьмя годами ранее. Говорилось, что идея манипулировать ставками через непрозрачный процесс установления пришла в голову с отставному генеральный директор Бобу Даймонду (CEO Bob Diamond) из банка Barclays. По результатам скандала этот банк получил $ 450 млн (290 млн фунтов) штрафа, а председатель банка Маркус Эйджиус (Chairman Marcus Agius) ушел в отставку.

По результатам скандала руководство банка Barclays оказалось в проигрышном положении, потому что было поставлено под сомнение их способность управлять компанией, а поведение должностных лиц вызывало состояние нарекания и упрека. Также, в потенциальной ловушке оказались инвесторы банка. Сразу после начала скандала еженедельный кредитный прогноз международного рейтингового агентства Moody сместился к негативным прогнозом в свете этих событий. Агентство выразило озабоченность по поводу потенциального отхода от инвестиционно-банковской деятельности и трудности в поиске подходящей замены Даймонда на лицо, сведущее в сфере инвестиционного банкинга и способного исправить внутренние провалы.

Лондонская межбанковская ставка предложения (LIBOR), а также ее брюссельский и японский эквиваленты в лице Европейской межбанковской ставки предложений (EURIBOR) и Токийской межбанковской ставки предложений (TIBOR) соответственно устанавливаются с помощью финансового процесса, посредством которого каждый день около 40 крупных банков представляют свои процентные ставки, по котором они готовы кредитовать соответствующие торговые организации в своих регионах. После того, как высокие и низкие ставки отбрасываются, две средние ставки арифметически усредняются. Этот процесс повторяется приблизительно по 100-150 раз каждый день, чтобы определить окончательные ставки на текущий день, и распространяется на 10 базовых валют (AUD, CAD, CHF, DKK, EUR, GBP, JPY, NZD, SEK, USD) и через 15 часовых поясов.

В настоящее время мнения финансовых экспертов о необходимости сохранения межбанковских ставок разделились, но пока эти ставки продолжают играть ключевую роль. Межбанковские ставки служат ориентиром для определения стоимости финансовых продуктов на сумму около $ 350 трлн. Эти финансовые продукты включают в себя плавающие процентные ставки, сберегательные счета, процентные свопы и прочие производные внебиржевые сделки, студенческие кредиты, корпоративные кредиты, кредитные карты и т.д.

Следствие пришло к выводу, что Barclays и другие банки в течение 2007-2009 годов и раньше, якобы приняли во внимание просьбы трейдеров предоставлять для них и действительно предоставляли искусственно низкие цены LIBOR. Эти действия осуществлялись под видом проявления внешней силы, ставили участников рынка в тяжелое положение и вызывали искусственное волнение на финансовом рынке.

Следствие не смогло установить мотивы искусственного занижения процентных ставок. Возможно, это стало проявлением потенциального случая публичного позерства в интересах общества. Другой мотивацией к такому поведению могло стать увеличение прибыли трейдеров. Тем не менее, повторяющийся на протяжении нескольких лет процесс занижения ставок приобрел черты нормирования, в лучшем случае полупрозрачного и произвольного, а в худшем случае потенциально мошеннического.

Последствия служебной халатности ответственных банковских служащих ощущалась по нескольким направлениям. Для широкой общественности и массовой публики этот скандал сопровождался привкусом продолжающегося высокомерия банков, чье поведение, как представляется, расходилось с этическими нормами деловой практики. Индивидуальные и институциональные покупатели, которые использовали и используют любой из многочисленных финансовых продуктов, основанных на ставках  LIBOR, возможно, платили искусственно низкие цены, в зависимости от того, насколько широкое распространение получила эта практика. Пока остается неясной ситуация с определением возмещения за искусственное занижение цен, если таковое имеется вообще.

Скандал вокруг ЛИБОР дал хорошую пищу правительственным регуляторам. В итоге, комиссия по торговле товарными фьючерсами (CFTC) США разработала более прозрачный и надежный процесс нормирования процентных ставок, призванный повлиять на общую корпоративную культуру ведения бизнеса.


Ссылки

Order Instituting Proceedings, In the matter of: Barclays Bank PLC, United States, Commodity Futures Trading Commission, 27 июня 2012.
http://www.cftc.gov/ucm/groups/public/@lrenforcementactions/documents/legalpleading/enfbarclaysorder062712.pdf