среда

Взгляд американцев на войну во Вьетнаме


В анналах северо-американской истории 20 века нет никакой другой страны, чье название не вызывало бы столько эмоций, как страна Вьетнам. Прошло уже 40 лет, но история того конфликта нет, да и встряхивает сознание американцев. Для некоторых из них то время значит гораздо больше, чем просто вооруженная борьба (англ. military struggle). Вьетнамский конфликт длился почти 18 лет и оказал огромное воздействие на американскую культуру и внешнюю политику США. Независимо от причин и последствий, вьетнамская война на многие десятилетия вперед сделала из того события настоящий военный водораздел в жизни относительно молодой страной в Юго-Восточной Азии.

С одной стороны, вьетнамская война не лежала так открыто на поверхности, как сражения гражданской войны в США или Второй мировой войны, имевшие высокое моральное содержание. Уже одно это обстоятельство сделало более трудным для американцев возможность понять суть конфликта и подойти к его оценке с патриотических позиций (англ. patriotic), как это было в предыдущих войнах. Да, как и во всех предыдущих военных конфликтах, американцы считали себя защитниками своего союзника. В данном случае, американцы считали, что они защищали государство Южного Вьетнама от нападок северного соседа, находившегося под влиянием коммунистической идеологии. Таким образом, с точки зрения американцев тот конфликт был борьбой и военной целью, направленной на помощь союзнику, которого Америка поддерживала уже много лет.

С другой стороны, та война была не только с Северным Вьетнамом. В значительной  степени это оказалась война против китайцев и русских. Некоторые специалисты считают, что в то время китайские и советские власти использовали вьетнамский театр военный действий, чтобы измотать американскую военную силу и боевой дух (англ. fighting force). Это была война, которая длилась уже на протяжении нескольких лет, прежде чем американцы ввязались в этот региональный конфликт.

В том конфликте участвовали многие иностранные державы и часть из них потерпела поражение. Когда Америка вступила в конфликт, то это был совсем другой вид войны, отличающийся от предыдущих. Во вьетнамском конфликте армия смешивалась с населением. Среди участников боев не существовало военной униформы. Противоборствующие стороны не имели военного построения. У них отсутствовал театр боевых действий (англ. battle theaters). Сражение могло произойти в любом месте и в любое время. Если объединить это с неприязненными джунглями и с полным отсутствием любых боевых протоколов, то легко можно получить формулу для неудачи. Ну или формулу для очень трудного пути к успеху.

Вьетнам также оказался лозунгом для большого движения сопротивления, которое возникло на американской земле с целью остановить вьетнамский конфликт. Данное движение сопротивления было глубоко переплетено с огромными изменениями в социальной структуре США, проходившими в то время. Здесь следует упомянуть рост молодежного движения хиппи (англ. hippies), быстро расходящиеся волны активистов за гражданские права и права женщин. Все это сделало эпоху с конца 1950-х до начала 1970-х годов чрезвычайно сложной для успешной ориентации всей американской нации в целом.

Вьетнамский конфликт научил американских военных выявлять несколько предсказуемых путей вторжения противника, предугадывать и планировать крупные сражения, своевременно отводить назад и перегруппировывать свои военные силы. В свою очередь, американские военные испытали трудность в правильном представлении боевой обстановки в условиях множества сценариев развития боевых действий (англ. war scenarios). Война затянулась на много лет, количество жертв постепенно росло. У военных не было четкого определения победы в этом конфликте. У американцев на счету оказалось не очень много примеров конкретных военных побед, чтобы продемонстрировать американскому народу свое превосходство над противником. В итоге под угрозой оказалась способность гражданского руководства США поддерживать военные усилия в конфликте на азиатском континенте.

Вообще, Вьетнам представляет собой некоторый переходный период того, как Америка рассматривала военные конфликты. К тому времени американцы уже видели огромные успехи, которые их военные добыли в бою. Поражение Гитлера и держав оси во Второй мировой войне дало Америке чувство уверенности. Рядовые американцы говорили о божественном призвании (англ. divine calling)их страны господствовать в военном отношении над другими странами. В среде американских военных сформировалась концепция, что они хорошие ребята и они всегда будут побеждать. И вдруг американцы пришли к выводу, что они не выиграли войну во Вьетнаме. Это оказалось для них жестким уроком. Но это стало уроком, на котором они учились.

Выводы, которые американцы сделали из вьетнамского конфликта, можно свести к следующему. Америка продемонстрировала свою набожную преданность концепции поддержки союзника, находящегося в состоянии войны. Эта преданность проявилась, когда американцы направили свои войска для участия во вьетнамском конфликте. Но американцам было преподнесено много уроков, в частности о необходимости подготовки стратегии (англ. strategy), с которой можно было бы войти в конфликт. Причем, речь идет о стратегии с высокой вероятностью успеха. Не смотря на моральную тяжесть поражения в том конфликте, американцы многому научились. Частично об этом говорят войны и военные конфликты, которые имели место в последующие годы. Например, в Гренаде, на Балканах, при освобождении Кувейта, в Ираке и Афганистане американцы довольно хорошо показали, что Америка познала эти уроки. Собрать массивные силы и одержать победу прежде, чем стороны увязнут в долгом гражданском конфликте.

Как говорят сами американцы, они приветствуют храбрость своих войск и готовность американского руководства учиться на такой жесткой и трудной войне, как военный конфликт во Вьетнаме. Американские специалисты не скрывают, что уроки, которые можно извлечь из Вьетнама, все еще находятся в стадии разработки. И сами американцы убеждены в том, что они будут иметь более лучшую и сильную нацию  (англ. stronger nation), потому что они ставят себя на одну линию с другом, даже если результат оказался не самым желаемым результатом.