четверг

Механизм доверия

С общепринятой американской юридической точки зрения не может существовать какого-либо другого механизма, столь же гибкого и ценного, как доверие (англ. trust). Обычно доверие представляется как властный и повелительный актив (англ. imperative asset), наличие которого крайне необходимо в ящике для инструментов у планировщика различных налогов. В общем смысле американская юридическая наука считает, что механизм доверия является юридическим вымыслом и выдумкой, либо по-другому говоря фикцией (англ. legal fiction), которая присутствует в большинстве юрисдикций по всему миру. Если рассматривать более конкретно, то секрет этого доверия заключается в эффективных трехсторонних отношениях между владеющим каким-либо имуществом учредителем (англ. Truster), его доверенным лицом в качестве попечителя нужд и интересов учредителя (англ. trustee), а также получающим от имущества доход выгодоприобретателем или бенефициаром (англ. beneficiary). Это общепринятые названия трех сторон по американскому и английскому праву, хотя сами эти названия могут отличаться в разных юрисдикциях. Учредитель-трастер является стороной, которая передает собственное имущество в пользу учреждаемой организации, это имущество  затем становится достоянием и собственностью траста как самостоятельной правовой единицы (англ. entity). С момента передачи имущество находится в ведении и под управлением попечителя, как правило, в этой роли выступают бухгалтера или инвестиционные банкиры. А получателем выгоды от использования имущества становится бенефициар, который извлекат конечную пользу и получает прибыль.

В экономически развитых и богатых странах трасты, как правило, используются на благотворительные цели (англ. charitable purposes). Но не менее распространенным мотивом также является траст как способ свести к минимуму потенциальную ответственность и отчуждение активов, которые могут наступить в результате захвата имущества и отнятия права владения со стороны кредиторов (англ. creditor seizure). Несколько необычным является тот момент, что структура доверительного траста является относительно неопределенной, во многих юрисдикциях для учреждения траста не требуется больше бумаг, чем составление простого письменного документа. В этой статье будет рассмотрено, почему траст должен иметь более формальные критерии создания (англ. establishment), и почему доверие так же эффективно, как и столь же неоценимый правовой документ.

Трасты являются правовой формой и могут быть использованы без особых ограничений, в зависимости от особенностей законодательства конкретной  страны проживания. На практике трасты широко используются с целью избежать отчуждения активов. Например, если вы относитесь к числу богатых бизнесменов (англ. wealthy businessmen), то может быть стоит разместить ваш собственный дом в доверительное управление в интересах своей жены. В конечном итоге такое легальное отчуждение оттолкнет вас от прямого владения (англ. direct ownership) недвижимостью, но при этом сохранит выгоду. Кроме того, такое доверительное управление может быть хорошим способом, чтобы  избежать ответственности за налоговые обязательства в случае своей смерти. Такой вариант тоже следует учитывать, потому что усопшие перед кончиной скорее могут заказать для своего богатства немедленный переход к прежнему юридическому положению на благо своего потомства, чем сделают его объектом для обложения налогами. В качестве другой альтернативы, бизнесмен наоборот может создать прижизненный траст, то есть еще при своей жизни (латин. inter vivos), чтобы отдать некоторые свои активы перед смертью. Как вы можете увидеть, доверие может быть использовано для любого количества целей, и оно особенно полезно для бизнесменов, которые сталкиваются со своей собственной несостоятельностью сохранять и удерживать (англ. retain) свои активы.

К некоторому сожалению, на сегодняшний день большинство правовых систем в мире имеют относительно слабые процедуры (англ. procedures) создания доверительного управления имуществом. Траст как самостоятельная правовая единица не считается в законе таким же лицом как, например, компания, акционерное общество или другая фирма. Скорее всего трасты представляются как квази-личность (англ. quasi-personality), что создает для судов определенные трудности при установлении правовых норм за или против определенных действий. Например, может ли траст владеть своим собственным имуществом на своих собственных правах, или это просто возлагается на попечителя в пользу бенефициара? Или в самом деле, можно ли к трасту предъявлять иск или обвинение, либо может ли траст сам предъявить иск и выступить в качестве истца в суде? Или все таки в трасте такие простые действия открыты только для преследования попечителей-управляющих? Среди юристов пока нет единого мнения, поэтому предполагается, что, возможно, создание более добродушных нормативных рамок (англ. regulatory natured framework ) даст возможность выиграть всем сторонам на международном уровне для обеспечения честной игры для кредиторов и поможет избежать потенциальных обманов в банкротстве. Кроме того, такие добродушные нормативные рамки, конечно, смогут добавить больше веса к правовому положению и статусу (англ. legal standing) трастов как самостоятельных правовых единиц. Юридические нормы могли бы быть полезны в судебных процессах и связанных с ними смежных вопросах, и, конечно, работали бы на гармонизацию правовой структуры доверия к другим юридическим лицам.

При рассмотрении вопросов о пожертвованиях в пользу трастов жизненно важно учесть наступление последствий безвозмездного отчуждения (англ. gratuitous alienation) для налоговых обязательств и банкротства. По этой причине, не плохой идеей было бы оставить обозримый период в 10 лет перед наступлением смерти/банкротства для того, чтобы обеспечить для сделки не признание ее ничтожности или недействительности. Конечно, такое регулирование пожертвований колеблется в пределах юрисдикций, поэтому было бы, безусловно, целесообразно проконсультироваться с местным юристом (англ. legal specialist), прежде чем приступить к такого рода действиям. Однако, если опираться на практическое правило, должен быть безопасный период в десять лет между моментом отчуждения имущества и соответствующей датой рассмотрения активов (англ. asset consideration).

Доверительное право (англ. trust law) является особенно интересной областью правового исследования. По существу эта область страдает от загадок и аномалий, несмотря на ее эволюцию на протяжении уже сотен лет. Забавно, но траст - эта текущая успешная правовая модель и она используется почти во всех странах по всему миру как для благотворительных общественных и личных целей, так и для бойкота личной несостоятельности (англ. personal insolvency), повышения финансового обеспечения и экономии на налогах в ряде бизнес-операций.

В своем большинстве трасты имеют отношение к оффшорным юрисдикциям. Мауритиус, Сейшеллы, Гибралтар, Виргинские острова, Багамы - вот примерный перечень наиболее популярных юридисдикций для учреждения трастов. В России вопросы доверительного управления имуществом регулируются главой 53 Гражданского кодекса РФ, а в США - законодательствами штатов. В последние десятилетия в США вообще вырос интерес к доверительному управлению имуществом. В первую очередь это было связано со значительным увеличением доходов бизнесменов и высокооплачиваемых профессиональных индивидуалов. Во вторую очередь с тем, что американцы очень пекутся о своих правах, а американское общество отличается высоким уровнем сутяжничества в хорошем смысле этого слова. Чуть что и люди сразу обращаются в суд для решения споров. По статистике каждые 30 секунд в США начинается новое гражданское дело, а около 90 процентов судебных процессов (англ. law suits) по всему миру регистрируются именно в США.

Служба внутренних сборов/доходов США (англ. Internal Revenue Service, IRS) определяет учредителя траста как Грантор (англ. Grantor), т.е. как лицо, передающее право на имущество или предоставляющее право. Для того, чтобы избежать конфликта между различными юрисдикциями, которые учреждают трасты то по гражданскому праву, то по общему праву, в 1984 году была принята международная Гаагская конвенция о праве, применимом к трастам, и их признании (англ. Hague convention on the law applicable to offshore trusts). Эта конвенция была ратифицирована многими англоязычными странами.

Возросшая в США популярность трастов объясняется еще тем, что трастовые соглашения по сути являются контрактом или договором между владельцем переводимого в траст имущества, Грантором, и распорядителем / управляющим данного траста, т.е. Трасти (англ. Trustee). В связи с особенностями американского права, после перевода в траст такое имущество не подпадает под нормы наследственного права (под юрисдикцию завещания). Поэтому в случае наступления смерти наследодателя, наследникам не потребуется проходить в суде процедуру утверждения завещания. Это является обязательной процедурой в США и их проводят специальные суды, которые в разных штатах называются по-разному, но в основном представляют собой суд по делам о завещаниях и наследствах (англ. Probate Court). А любые суды в Америке, как известно, дело очень дорогостоящее.